6+

Шахматы

Максим Чигаев: «После победы над Дубовым закрыл гештальт»

25 декабря, 10:25
Тюменский гроссмейстер Максим Чигаев вернулся домой, как говорится, со щитом. Впервые в истории сибирских шахмат местный представитель выступил в суперфинале чемпионата России.
Максим Чигаев: «После победы над Дубовым закрыл гештальт»

В Москве Чигаев финишировал на экваторе турнира дюжины лучших интеллектуалов, став шестым. При этом он добился положительного результата во встречах за доской против Сергея Карякина, Яна Непомнящего, Петра Свидлера и Даниила Дубова, до последнего боровшись за медали.

Максим в беседе с корреспондентом АСН «Тюменская арена» рассказал много интересного.

- Волновались ли вы перед первой партией в турнире такого уровня?

- Мне было безумно интересно. Суперфинал – отличная возможность проверить, чего ты стоишь на самом деле. Объективно далеко не каждому неэлитному шахматисту удаётся сыграть, по сути, супертурнир. В 2020-м году в Москве подобрался один из сильнейших составов за последнее время. По крайне мере в начале турнира, волнения не было – чувствовался интерес.

- А после того, как пошли победы и ничьи, началось давление?

- Старался не забивать этим голову. Но после поражения в пятом туре от Максима Маклакова не понимал, что происходит. Соперник шёл без побед, а у меня турнир складывался неплохо. Была победа над Даниилом Дубовым, чёрными сыграл в ничью с Сергеем Карякиным. А тут… Казалось, что на турнире такого уровня оппонента не в лучшей форме выходят если не добивать, то явно создавать ему проблемы. Я не «потревожил» Маклакова в дебюте. Хотя по ходу казалось, что позиция на доске настолько безопасная, что мне проиграть с ней невозможно. Оказалось, это не так.
После выходного удалось собраться и одолеть Владислава Артемьева. Но после накопилась банальная усталость. В предпоследнем туре встречался с Алексеем Гогановым, который шёл без побед и находился явно в плохой форме. Но играть с мыслью о том, что ничего, кроме победы тебя не устраивает, оказалось сложно. На первых порах в турнирах такого уровня так мыслить опасно.

- Во встрече с Гогановым сработал «инстинкт киллера»? Словно теннисист после подачи выбежали к сетке, решили точно забить?

- Математически партия не была выигранной. Но у меня был значительный перевес и запас по времени. Я чувствовал, что сопернику некомфортно за доской, я ждал, когда он начнёт ошибаться. Эту партию, тогда на мой взгляд, испортить было невозможно. Видел 3-4 пути, которые позволили бы мне точно зафиксировать преимущество. Но, как обычно в таких ситуациях и бывает, сделал самый неудачный ход. Ошибки не ходят по одиночке, пошла цепочка. Я «зевнул» и сдался. Получилась поучительная история. Жаль, что она произошла со мной в суперфинале чемпионата России. После этого в последнем туре с Яном Непомнящим – будущим победителем – играть уже практически не смог…

- Победа над Даниилом Дубовым – одна из самых ярких на всём турнире – самая  важная в вашей карьере?

- Думаю, да. Раньше я почти не играл с шахматистами, находящимся около элиты – с рейтингом в 2700 очков и выше. Поэтому Дубов стал первым, партию «классики» с которым мне удалось завершить в свою пользу. Гештальт закрылся! Да и сама встреча получилась интересной. Хотя тогда за доской мы оба не понимали, что у Даниила был шанс получить серьёзную позицию в дебюте – слоновый эндшпиль без двух пешек. Даниил – сильный шахматист, мой ровесник, мы часто играли на юношеских турнирах. Всё-таки не каждый день обыгрываешь чемпиона мира в рапиде.
Вторая победа на суперфинале над топовым соперником – Владиславом Артемьевым – таких эмоций уже не принесла.


Смотрите также


Комментарии

Представьтесь:
Обновить код